AAAAA A A А x

Взрывотехники московского ОМОНа рассказали об особенностях работы саперов

На митингах, демонстрация, концертах или спортивных событиях мало кто обращает внимание на белый микроавтобус с надписью «Взрывотехническая служба». А ведь именно эти люди обеспечивают безопасность граждан — в зону их ответственности попадает любой подозрительный предмет.

Корреспондент Федерального агентства новостей побывал в подразделении взрывотехников московского ОМОНа, узнал о преимуществах российского «Доспеха» и выяснил, чем полезен саперу «Шмель».

Только чтобы примерить этот «костюмчик», нужно обладать недюжинной силой, не говоря уже о том, чтобы ходить в нем. Вес — почти сорок килограммов, материал — кевлар, усиленный броневыми пластинами.

Дополняет комплект из брюк и куртки массивный шлем с многослойным прозрачным забралом, способным выдержать прямое попадание пули калибром 7,62 мм. Настоящие саперные доспехи — именно «Доспехи», так называется этот костюм. Без него взрывотехникам ОМОНа к подозрительным предметам приближаться категорически запрещено. В «Доспехах» российские саперы чувствуют себя намного защищеннее иностранных коллег. В отличие от аналогичного канадского комплекта, наш способен защитить человека при подрыве двух с половиной килограммов тротила. Канадский — лишь от взрыва пятисотграммовой бомбы.


«В последние десятилетия работа сапера очень сильно осложняется. Если раньше говорили, что лечить и учить у нас может каждый, то в нашем кругу мы с грустью добавляем к этому списку и взрывника. Еще до недавних пор, пока не запретили, в интернете в открытом доступе предлагались схемы изготовления взрывчатых устройств из того, что можно найти на каждой кухне», — говорит взрывотехник ОМОН Главного Управления Росгвардии по Москве Сергей Трояновский.

Например, обыкновенная с виду коробка из-под кроссовок. Она едва ли привлекла бы чье-то внимание. На это и рассчитывают злоумышленники, поясняет Трояновский. Главная задача подрывника — замаскировать смертельный заряд под привычные вещи.

«Мы любой предмет рассматриваем как подозрительный. А уж тем более, когда специально обученная собака своим поведением нам показывает – будьте внимательны, возможно, взрывчатка. Опасными такие вещи для нас будут до тех пор, пока мы не докажем обратное. В любом случае, не важно, что это — коробка из-под обуви, сумка, пивная банка. Мы всегда относимся к таким вещам, как к содержащим взрывчатое вещество», — объясняет Сергей Трояновский.

Чтобы доказать обратное, напарнику сапера Трояновского — его тезке Сергею Матвееву — приходится облачаться в защитный костюм. На месте обнаружения опасного предмета взрывотехники всегда действуют парой. Один выходит к подозрительному предмету, другой страхует напарника и обеспечивает его и штаб разминирования информацией.

Раньше при разминировании саперы использовали миноискатель, щуп и собственные руки, но в нашу технологическую эпоху процесс разминирования начинается с «Пелены». Специальное устройство может заблокировать передачу любого сигнала в радиусе от пяти до десяти метров, лишив злоумышленника возможности на расстоянии подорвать взрывное устройство. Дальше — вся надежда на «Шмеля».

«Чтобы уточнить, что же в действительности скрывает в себе коробка, мы используем переносной рентгеновский прибор «Шмель». Полученные рентгеновские снимки помогают нам установить тип взрывного устройства, наличие проводов взрывателя, аккумуляторных батарей. Потом уже эти снимки, полученные с разных ракурсов, мы обрабатываем, чтобы понять, что именно находится в данном случае в коробке. Взрывчатые вещества, металл, провода, пластик имеют разную плотность и по-разному отображаются на снимках. Это позволяет нам точно установить тип взрывного устройства», —рассказывает Сергей Трояновский.

На поясе взрывотехника Трояновского в чехле находится мультитул. За мудреным названием скрывается набор инструментов — от пассатиж до маленького шила. Сразу вспоминается сцена, повторяющаяся во многих боевиках: перед главным героем лежит бомба с таймером и два разноцветных провода. И пульсирующая мысль — какой из них перерезать, красный или синий? В реальной жизни все намного прозаичнее, утверждает взрывотехник.

«Как объяснял наш преподаватель по взрывному делу, какие провода у злодея были под рукой, те и пошли в ход. Как правило, все провода одного цвета. Что достал, то и припаял. А вот моя задача — определить, идет ли этот провод от аккумулятора к запалу, где у аккумулятора плюс-минус. В голове собрать примерную схему взрывного устройства — и только тогда выбрать провод, который надо резать», — поясняет Трояновский.

Пока сапер объясняет особенности работы с взрывными устройствами, его напарник Сергей Матвеев просит помочь с костюмом. Только с помощью коллеги он может снять тяжелый шлем и расстегнуть кевларовые доспехи.


Сегодня — его очередь отрабатывать подход к подозрительной коробке. В тандеме взрывотехников нет четкой специализации, каждый из саперов может заменить другого.

«Я даже не знаю, кому сложнее работать. С одной стороны, конечно, тому, кто подходит к предмету. Там больше риска, опасности. С другой стороны, тот, кто остается у монитора, должен не только определить взрывное ли это устройство, его тип, схему, но и постоянно быть готовым прийти на помощь напарнику. Ведь, не смотря на всю нашу технику и оборудование, взрыв может прогреметь в любую минуту, и тут уже надо будет спасать своего друга. Психологически это тоже очень сложно», — говорит взрывотехник Сергей Матвеев.

Известную поговорку о том, что сапер ошибается лишь один раз, в подразделении взрывотехников несколько переиначили. Здесь принято говорить, что сапер принимает неверное решение дважды. Первый раз — когда выбирает профессию. Такой юмор, очевидно, диктует специфика службы. А если говорить серьезно, то сами саперы утверждают, что чаще всего ошибаются либо новички, либо самые опытные.

«С новичками все очень просто – опыта нет, трудно совладать с чувством страха. Появляется легкий тремор в руках, а он в нашем деле — один из главных противников. Новичок, не имея опыта, может сделать что-то не то. А почему самые опытные – с годами появляется уверенность, что все знаешь, все умеешь и со всем справишься. Это чувство расслабляет. И у самых опытных вообще пропадает страх. Обе эти крайности для сапера опасны».


Оба Сергея признаются, что, хоть за плечами у них не один тревожный выезд, но по-настоящему с взрывоопасными предметами им пока еще не приходилось работать. Были и пакеты с мусором, с продуктами, забытые сумки. Выезжали на подозрительный чемодан, который владельцы второпях забыли на стоянке такси. И тем не менее, каждый выезд для взрывотехников боевой. Пока сапер не удостоверится, что перед ним обыкновенная пустая коробка, к каждой находке, к каждому предмету отношение — как к взрывоопасному. Для его и для нашего спокойствия.

Информационный источник: Федеральное агентство новостей
сми о нас 47
ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ